Время работы магазинов: ежедневно, 11:00-21:00
Телефон для справок
(812) 332-54-40

 

Благотворительный фонд «Апрель»

27 Февраль 2013
blogimgs/question.jpg

По данным «Российской газеты» на вопрос «Как вы относитесь к некоммерческим организациям?» три четверти опрошенных ответили: «Я не очень понимаю, что это такое. Но, наверное, это хорошо».

О некоммерческих организациях в России слышал лишь каждый третий. Но, даже зная об их существовании, далеко не все понимают, что скрывается за «мудреными словами» и не могут назвать хотя бы одну конкретную НКО и описать схему ее работы. Откуда берутся деньги на работу, волонтеры и как именно они делают «добрые и полезные дела»?

Мы решили рассказать о самых разных некоммерческих организациях, с которыми работает «Спасибо!»: передает вещи, делает совместные акции и мероприятия. Для чего нужно помогать людям с алкогольной зависимостью? Почему девушки становятся «маленькими мамами»? Как работают детские дома?

Чаще всего при слове «благотворительность» люди вспоминают о детских домах. По словам публициста Александра Гезалова, выпускника детского дома, а сейчас международного эксперта по социальному сиротству стран СНГ и руководителя социальных проектов в Москве, люди часто понимают участие в жизни сирот как одноразовый приезд с подарком или концертом, на праздники в детские дома приезжают все, кто угодно, а в Новый год дети получают полугодовой запас сладостей. Это мнимое «облагодетельствование» не дает почвы для развития ребенка и создает ложное представление о мире, выращивая из детей-сирот потребителей. Нужно стараться создавать такие условия, которые позволили бы детям в системе развиваться – регулярно общаться и создавать отношения, учить новому и давать знания.

Мы поговорили с Людмилой Уманец, руководителем волонтерской организации, которой «Спасибо!» передает посуду, канцелярию и материалы для рукоделия, о том, как с детскими домами работает фонд «Апрель».

Первый раз мы побывали в детском доме в 2004, а зарегистрировались юридически только в 2007 году. Наша организация волонтерская, есть руководитель, есть волонтерское ядро, которое с нами многие годы, есть и приходящие волонтеры. Кстати, многие волонтеры из «ядра» взяли в семью приемных детей, это нас очень сближает. Есть расчетный счет, поступающие на который целевые частные пожертвования мы расходуем на нашу деятельность и отчитываемся перед соответствующими инстанциями. Иногда компании делают сборы средств на конкретные нужды детских учреждений, это называется «корпоративная благотворительность».

Мы занимаемся детскими домами, приютами, школами-интернатами, но не городскими, а областными, потому что им, как ни странно, помогают мало. Под «помощью» я имею в виду не только материальную помощь, хотя именно «вещественные вопросы» позволяют нам «попасть» в детский дом и впоследствии помогать в решении юридических вопросов, поддерживать выпускников и общаться с детьми. Самый любимый наш проект – поездки в Санкт-Петербург, которые мы организуем для детей из детских домов хотя бы один раз в год, без нас они не выбираются, потому что своего транспорта часто нет. Проходят спартакиады, занятия и встречи с детьми. Также мы стараемся поддерживать способных детей и организуем оплату кружков, репетиторов и другое, что должны были бы делать родители. Есть проект «Ветер странствий» – дети из детских домов участвуют в турслетах. Например, совсем скоро, в июле, ребята-подростки на десять дней пойдут в поход, для них это очень здорово. Для этого мы собираем палатки, спальники, еду, приглашаем волонтеров, – чем их больше, тем больше детских домов мы сможем охватить.

В нашем списке более 28 детских домов, почти все они охвачены проектами «День именинника», то есть каждый ребенок получает подарок на день рождения, «Скоро в школу!», где, в зависимости от потребностей детского дома, мы собираем каждому ребенку набор канцелярии и школьные принадлежности, также все ребята получают подарки к Новому году.

Как правило, детские дома находятся в ведении Министерства или Комитета образования, где просчитывают норму, по которой детям выделяется необходимое: одежда, обувь, еда. Финансирование детских домов зависит от региона, в каждом свои нормы. Не могу сказать, что сейчас детские дома нуждаются. Но у детей, конечно, есть «внебюджетные» потребности, то есть то, что не предусмотрено государством, но необходимо для счастливого детства. Например, почему-то ребята из Ефимовской школы-интерната играют в футбол в резиновых сапогах. Мы собрали деньги и закупили для них спортивные кроссовки. По-другому мы повлиять на ситуацию не можем.

Если ребенок остается без попечения с рождения, то он попадает сначала в дом ребенка, а потом в детский дом. Дети с «особыми потребностями» могут быть переведены в школу-интернат, где они живут и учатся по особенным программам.

Детский дом – это место для жительства ребенка, а учится он, как правило, в обычной школе. Хотя если детский дом очень большой, например, на 200 человек, то школа может быть устроена прямо при нем. Конечно, лучше, чтобы дети «выходили за забор» и учились наравне со своими «домашними» сверстниками. Это помогает ребятам хоть как-то адаптироваться, но во многом, они, к сожалению, остаются абсолютно не социализированными. Внутри у них пустота, они не встречают к себе человеческого отношения, и у них нет мотивации думать о будущем и устраивать свою жизнь. Даже ребенок с родителями алкоголиками гораздо более адаптирован, чем попавший в детский дом в раннем детстве, потому что такие дети ежедневно существуют в строгой системе, выращивающей махровых потребителей: пришел в столовую – налили суп, утопил ботинки в пруду – дали новые. Нужна родительская забота, родительский пример. Дети первого года жизни, оставленные матерью в детском доме, иногда погибают от одиночества и тоски.

После девятого класса подростки поступают в ПТУ и быстро бросают учебу, потому что там контроль уже не такой строгий. В этом переломном возрасте им очень нужна любовь и поддержка, но родителей, которые могли бы помочь, нет. Это очень тяжело, особенно для девочек, которые зачастую идут по «кривой дорожке», чтобы получить внимание хотя бы таким путем. Потом у девочек появляются дети, воспитание которых им не под силу: центры «Маленькая мама» переполнены выпускницами детских домов.

В свои 15 лет на выпуске из детского дома ты полностью отвечаешь за себя сам, за твоей спиной нет никого. Да, есть воспитатели, но их в жизни сменилось слишком много, и привязанности, чувства ответственности совершенно нет. Самое страшное в сегодняшней системе то, что ребенок, когда поступает в «учреждение», начинает считаться «устроенным», ведь его кормят и одевают. Его дальнейшая судьба никого не интересует. Это «ничьи» дети. По официальной статистике после выпуска из детского дома работает, не пьет и заводит свою семью только около 10 % детей. Из детского дома дети уходят в «никуда». На самом деле, нужно было бы полностью менять систему: закрывать детские дома и находить детям семьи, отдавать их в профессиональные приемные семьи, то есть заниматься «устройством». Сейчас система очень закрытая, хотя по факту и существует общественный контроль, наблюдательный совет, но это больше похоже на профанацию. На бумаге все прекрасно, а на самом деле есть очень много трудностей. Детям некому жаловаться, некуда пойти в случае проблем со сверстниками или персоналом детского дома. Иногда ребята идут на крайнюю меру – побег. Когда ребенка находят, его возвращают в тот же самый детский дом. После трех побегов ребенка определяют… в «психушку», где лечат «от побегов». И никакие инстанции не помогут, ведь именно такая схема предписана нашими законами. Вот что по-настоящему страшно, а не порванные ботинки и отсутствие новых. Пока дети живут «за забором», ситуация не изменится.

Распространено мнение, что дети попадают в детский дом крошками из-за гибели родителей. Но это не так, часто ребенок прямо из семьи попадает в учреждение. Нам всем нужно оглянуться и посмотреть вокруг – может быть, мы можем помочь какой-то семье до того, как ребенок был изъят из нее. Например, недавняя история из нашей практики: любящая семья двухлетнего Стаса, родители Миша и Оля – с ДЦП. Квартира в ужасном состоянии, отовсюду свисают провода, сыпется потолок. Сами сделать ремонт ребята не могут, они живут на пенсию по инвалидности, а по нашим законам государство не должно помогать владельцам приватизированных квартир. Даже соцработники обращались во все инстанции, для того чтобы решить ситуацию до изъятия Стаса, но государству гораздо проще отобрать ребенка. А таких семей очень, очень много. В этом случае все закончилось хорошо: с помощью людей мы собрали деньги и сделали ремонт, теперь ребенок в прекрасных условиях, и вопрос об изъятии больше не стоит, ведь родители любящие и делают все, что могут. Семьи нужно сохранять любыми способами.

Другая часть ребят, попадающих в детские дома – это «социальные сироты» – дети, которые имеют биологических родителей, но они по каким-то причинам не занимаются воспитанием ребенка и не заботятся о нем. Часто дело в алкоголизме: ребенок не ухожен, не ходит в школу. Отлученные от семьи дети попадают в приют – это временное место, подведомственное органам социальной защиты, где ребенок содержится до полугода, пока принимается решение по его случаю: либо он возвращается в кровную семью, если ситуация улучшилась, либо в приемную семью, а чаще всего – в детский дом, где он и остается окончательно.

В нашей работе нам всегда нужны волонтеры, которые могут принимать участие в походах с детьми, заниматься с ними. Мы были бы рады, если бы в наших проектах на волонтерской основе участвовали представители бизнеса: всегда нужны транспортные средства для перевоза детей, место, где можно остановиться в Петербурге, питание для детей, и конечно, финансовая поддержка.

Из вещей всегда нужна новая детская обувь, потому что обувь на детях «горит», и бюджетных средств на это не хватает. Снаряжение для походов: рюкзаки, пенки. Также – материалы для творчества и рукоделия, канцелярия. Повседневная посуда – она часто бьется.

Благотворительный Фонд «Апрель»:
официальный сайт – www.april-deti.ru
группа Вконтакте – vk.com/april.deti